Подпишись, и будь в эпицентре жизни Краснодара
У вас есть важная информация, которой вы готовы поделиться с редакцией? Свяжитесь с нами
Меню Общество Школьница Нина Федюкова: «Я не могла спокойно смотреть на хозяйничание этого зверя в комнате»

Школьница Нина Федюкова: «Я не могла спокойно смотреть на хозяйничание этого зверя в комнате»

09.02.2021 18:22Автор:  Степанова Анастасия
www.myekaterinodar.ru
www.myekaterinodar.ru
Читать Телеканал Краснодар в:

В годы оккупации Краснодара Нина училась в 8 «А» классе одной из краснодарских школ. Ее воспоминания, как и воспоминания многих юных и взрослых жителей столицы Кубани, полны горечи, страданий и радости от долгожданного освобождения.

В своем сочинении Нина пишет, что накануне начала Великой Отечественной войны был теплый и самый обыкновенный летний вечер. На скамейках сидели женщины и рассказывали о событиях минувших дней. Во дворах на зеленой траве было много детей. Девушки-подростки обсуждали прочитанную книгу.

- Дома вся семья в сборе. Папа рассказывает сказку трехлетней сестренке, которая удивленными глазенками следит за рассказчиком. В другой комнате брат дорисовывает картину. Вот появляется мама с ужином. Все садятся за стол. Все время не умолкает дружный семейный разговор. Затем все идут спать. Мертвая тишина царит кругом. Только бледная луна смотрит вниз и улыбающимся взором окидывает мирно спящий город, да легкий ночной ветерок, врываясь в открытое окно, шевелит занавеску. Редко кто-либо нарушит тишину и вновь все стихнет. И так до утра, - вспоминает Нина.

Утром 22 июня 1941 года началась война. Отец и брат школьницы ушли на фронт. Они часто присылали письма, писали о жизни фронтовиков, об их героической борьбе с немецкими солдатами. По вечерам семья слушала радио, чтобы быть в курсе происходящего.

- Острое ощущение войны я почувствовала во время оккупации. Еще и сейчас остались следы пережитого. Немцы подходили все ближе и ближе к городу. Девятого августа они уже вошли в его окрестности. Было хмурое утро. Черный дым валил от взорванных заводов огромной лавиной и, поднимаясь, закрывал все небо. В городе было пусто и мрачно, как будто он погрузился в волшебный сон. Это зрелище вызывало непреодолимый страх за все родное и становилось жутко, - пишет девочка.

Исчезали красота и веселье. Вечером не пели песни, слышался только лязг металлических подков и грубые отрывистые голоса. Школьница пишет, что этот гулкий стук отдавался в сердце, переполненном ненавистью, как удар молота по наковальне.

Однажды в квартиру Нины постучали. Дверь распахнулась от удара, и в дом зашел старый немец. Он вошел в зал, разложил вещи и лег на кровать мамы. Так в их семье поселился «квартирант», а девочке, ее маме и сестре пришлось жить в маленькой кухоньке. С этого момента жизнь стала еще мрачней.

- Я не могла спокойно смотреть на хозяйничание этого зверя в комнате. Сердце мое обливалось кровью, когда он рвал стопы журналов. Я не выдержала и стала убирать оставшиеся, но он как будто не замечал меня и продолжал их рвать, приговаривая: «Большевик, комсомол – капут», - вспоминает Нина.

Много пришлось им вытерпеть оскорблений и лишений. Фашист называл себя «благородный человек». Он ненавидел животных. Если мимо проходила кошка, он хватал ее за хвост, вертел в воздухе и затем со всей силой бросал в сторону. Жалости не было у него и к людям: «Ваша страна теперь колония, поэтому вы должны исполнять наши приказания, вы рабы». На это школьница отвечала: «Я не раба и не служанка, а свободная русская девушка, выросшая на свободе, ни от кого независимая, поэтому я не признаю над собой ничьей власти и отказываюсь прислуживать вам».

Девочка отказалась убирать и мыть врагу котелок. Это взбесило его: глаза налились кровью, губы дрожали от злости. Он зашагал по комнате, начал кричать. Потом снова подошел ко мне и стал объяснять, что мы пленные и должны повиноваться. Когда Нина снова отказалась подчиняться, он выхватил из кармана пистолет и стал грозить ей расправой. Изо рта его летела слюна, а лицо почернело от крика. Но девочка не молчала.

- Не знаю, чем бы это закончилось, если б меня не утащила мать, которая прибежала на крик. После этого он ненавидел меня и всегда называл «коммунист». <…> Жить во время оккупации было трудно. Продуктов не было. Необходимо было идти в станицу за хлебом. Мама была слабой болезненной женщиной, поэтому надо было идти мне, кроме того, я не хотела оставаться дома одна, - пишет школьница.

Наступили заморозки. В станицу Нина пошла с тетей. На обратном пути к девочке подскочил немец на железнодорожной станции. Он стал бить ее палкой. Избитая, она дошла до старого сарая и там упала. Сердце девочки пылало огнем, рыдания вырывались из груди, слезы душили. Была ночь, измученная школьница шла по дороге. Туфли сильно натерли ноги и их пришлось снять.

- Несмотря на холод, я разулась. Ноги мои покраснели, грязь липла к ногам, но я ничего не чувствовала. Так завершилась моя «поездка» в станицу. <…> Однажды я возвращалась домой. За спиной был мешок с бураками. Вдруг несколько немцев остановили меня и стали трогать мешок. Они, наверное, думали, что там яблоки или еще что-либо. Я уверяла, что я не су бураки, но мои убеждения не помогли. Один из них снял мой мешок и оттолкнул меня и стал развязывать. Удостоверившись, что это бураки, они расхохотались: «Русские свиньи – они не едят хлеб, а только то, что едят животные», - вспоминает Нина два страшных и отвратительных эпизода.

Наконец настал долгожданный день – 12 февраля 1943 года. Было ясное морозное утро, по улицам Краснодара двигались колонны красноармейцев-освободителей.

- Да, теперь я поняла, что такое война и оккупация. Беспредельная ненависть к врагам воплотилась еще больше, когда немцы разбомбили наш дом, в связи с чем я потеряла самого близкого, родного мне человека – мать. Она также переживала, ждала счастливых дней. Она дождалась свободы, но немецкие изверги бомбили мирное население, и она погибла… Я не могу вспоминать спокойно о минувших мрачных днях неволи, о всех переживаниях, постигнувших меня. Красная Армия отомстила за все. Она беспощадно громит их звериные норы, она добирается до фашистского логовища. Беснующийся враг уходит из него, но он нигде не спрячется от расплаты, - так заканчивается школьное сочинение ученицы 8 А класса Нины Федюковой.

Государственное казенное учреждение Краснодарского края «Государственный архив Краснодарского края», Фонд № Р-807, Опись № 1, Ед.хр. № 42.

Оккупация столицы Кубани фашистской Германией длилась 186 дней – с 9 августа 1942 года по 12 февраля 1943 года. В Государственном архиве Краснодарского края сохранились воспоминания современников о тех трагических событиях периода Великой Отечественной войны. Ранее мы публиковали воспоминания жительницы краевого центра И.А. Рубановой. Их она написала 17 сентября 1999 года.

Простые, но очень сильные слова о долгих днях оккупации бережно сохранены и на страницах школьных тетрадей. Одно из таких воспоминаний принадлежит учащейся средней женской школы № 45 Краснодара Анне Гречко.

Ученица 8 «А» класса Милада Потапова в своем сочинении поделилась переживаниями, которые принесла оккупация Краснодара. Девочка написала их уже после того, как эти внушающие страх события закончились. Но когда читаешь воспоминания школьницы, понимаешь, что такие факты истории никогда не уйдут из памяти тех, кто их пережил.

Школьница из Краснодара Н. Золотникова вспоминала, что каждую минуту краснодарцы ждали беды. Нервы были напряжены в ожидании чего-то ужасного и хотелось кричать. Школьница вспоминает, как из их двора увели старика-еврея. Он знал, что жизнь его кончена, но гордый старик не плакал, а поднял высоко голову, идя на смерть. Девочка ничего не сказала маме, но мысленно решила, если и ей придется умереть, то она не станет плакать, а как этот старик, гордо войдет в машину.

#76летиеПобеды #оккупация #освобождение #воспоминания