Подпишись, и будь в эпицентре жизни Краснодара
У вас есть важная информация, которой вы готовы поделиться с редакцией? Свяжитесь с нами
Меню Общество «Салют Победы услышала в Румынии»: из воспоминаний медсестры Краснодарского военного госпиталя
05.05.2022 14:46

«Салют Победы услышала в Румынии»: из воспоминаний медсестры Краснодарского военного госпиталя

Фото: Документальный фильм «Чтобы жили!». Первый канал
Фото: Документальный фильм «Чтобы жили!». Первый канал
Читать Телеканал Краснодар в новостях:

Ирина Ивановна Арсеньева (Стадницкая) родилась в 1919 году в Ленинграде. Закончила 10 классов в школе № 31 Краснодара и двухгодичную школу медсестер при 3-й городской больнице, расположенной тогда на улице Красной, 1.

В армию Ирина Ивановна пошла в 1942 году медсестрой хирургического отделения эвакогоспиталя 3201, сформированного в школе села Пашковского. Госпиталь в тот год эвакуировали в Сочи.

– Пока меня не мобилизовали в 3201 фронтовой эвакогоспиталь и не переодели в красноармейскую форму, я не думала, что есть разница между профессией медсестры и сестрой милосердия. Лишь когда поступили к нам тяжелораненые, поняла: медицинские сестры лечат больных в мирное время, а сестрами милосердия они становятся в войну, так как спасают и лечат раненых круглые сутки, забывая об отдыхе, о семьях, мужьях и женихах. Вспоминали их лишь в короткие перерывы на 2-3 часа, чтобы поесть и убито уснуть. Так было во всех госпиталях, – вспоминала Ирина Арсеньева.

На передовой, в полках и дивизиях, медсестры оказывали раненым помощь и выносили с поля боя под свистом пуль и осколков. В своих воспоминаниях к 50-летию Великой Победы Ирина Ивановна отметила: «Верно сказал один поэт, бывший военфельдшер:

Снаряды всё вокруг кромсают,

И кровь сочится по руке.

А медсестра солдат спасает,

Чья жизнь почти на волоске!»

У краснодарской медсестры был небольшой рост. Она писала, что не смогла бы дойти с группой медработников госпиталя от Туапсе до Сочи, если бы не знала, что их ожидали раненые. Эта мысль прибавляла сил, а не питание и не наличие транспорта. Медиков лишь иногда подвозили на попутных машинах или на подводах. Подкреплялись сухарями и тем, что изредка давали местные жители из жалости к ним.

Уже в Сочи налетели фашистские бомбардировщики. Врачи и медсестры прятались в подвале четырехэтажного здания санатория. Под ними дрожала земля, было страшно ожидать своей участи от сброшенной бомбы. Но страх не отнял веру, что они останутся живыми и будут дальше лечить раненых, даже когда бомба попала в соседнее здание.

На железнодорожном вокзале медсестрам приходилось самим выносить из санпоезда тяжелораненых, грузить в машины, потому что санитаров не было. Только с осени 1943-го стали выделять санитаров из выздоравливающих раненых. Пока же их носили по корпусу на операции. Тележек, какие были в больницах в послевоенное время, не давали, их просто не было.

– В станице Сенная Краснодарского края госпиталь размещался в землянках и в уцелевших домах. В хате, где я была медсестрой, все раненые лежали с гипсовыми повязками на ногах и руках. Из-за неосторожного обращения с гильзой, служившей вместо керосиновой лампы, вспыхнул керосин. Пламя разлилось по столу, начали гореть доски. Я сразу подумала не о себе, а о раненых: я не успею всех вынести, они сгорят. Загасить! Спасти! – вспоминала медсестра.

Ирина Арсеньева сдёрнула с гвоздя свою шинель и накрыла стол. Обжигая руки, боролась с пламенем до тех пор, пока не потушила.

– Ай да молодец, сестрица! – раздался сзади неё голос.

У женщины со лба закапал пот от переживаний за раненых, болели обожжённые ладони. Но она не обращала на это всё внимание, а успокаивала раненых, чтобы они не волновались, ведь опасность миновала. Про себя тогда думала: «Ради их спасения бросилась бы и в огонь!».

– Поступила я так не «сестрицей», а сестрой милосердия, патриотом Родины. Именно мои подруги могли самоотверженно лечить раненых, выхаживать их и становить на ноги, чтобы они быстрее освободили родную землю от фашистских захватчиков. Труд наш был поистине героическим во всех медсанбатах и госпиталях, в батальонах и на полковых медицинских пунктах, – писала Ирина Арсеньева.

И после войны до ухода на пенсии храбрые женщины остались сестрами милосердия, лечили в Краснодарском военном госпитале больных воинов так же круглосуточно, как и раненых на фронте. Работали до тех пор, пока больше не оставалось сил: по 20-40 лет. Такими сестрами-милосердия были в 1950-1960 годы почти все старшие медсестры отделений: Клавдия Андреевна Боровик в хирургическом, Зинаида Ивановна Черникова в инфекционном, Мария Васильевна Смирнова в приёмном, Зинаида Алексеевна Половодова в лор-отделении и Ирина Арсеньева, в кожно-венерологическом.

- Не дожили до 50-летия Победы, но очень много сделали в эти годы для выведения госпиталя на первое место в Северо-Кавказском округе и по всей Кубани: Антонина Семеновна Сидоренко в неврологическом, Елена Пантелеймоновна Ольховая в 1-м терапевтическом, Мария Ильинична Кашина в операционной хирургического отделения. Так же трудились под нашим руководством и все медсестры, прошедшие войну. А они показывали пример молодым и вели их за собой к лучшим показателям в лечении воинов, офицеров запаса и в отставке, – так заканчиваются строки, в которых ветеран войны и Краснодарского военного госпиталя Ирина Ивановна Арсеньева вспоминала военные годы.

Салют Победы она услышала в Румынии. Стала сержантом медслужбы в отставке. В Краснодарском военном госпитале проработала с 1952 по 1977 годы – 25 лет. Трудилась старшей медсестрой 2-го терапевтического и кожно-венерологического отделений.

Воспоминания ветерана Великой Отечественной войны написаны по материалам дела Фонда 1432, оп. 4, ед.хр. № 21 «К 50-летию Победы и 75-летию госпиталя. Память об Отечественной войне 1941-1945 гг. ветеранов войны Краснодарского военного госпиталя» Государственного архива Краснодарского края.

Напомним, медработники Советской Армии в годы ВОВ вылечили и вернули в строй более 72% раненых и 90 % заболевших на поле боя. У русских врачей в 40-е годы прошлого века были только сульфамидные препараты, стрептоцид. Такие данные привели в Генеральном штабе России в 90-е годы, когда рассекретили данные о санитарных потерях.

Мария Кашина начала работать в хирургическом отделении с 1938 года. Долгие годы Мария Ильинична была старшей операционной сестрой.

#77летВеликойПобеды #медсестры #ВеликаяОтечественнаявойна #врачи #деньпобеды